Есть профессии, в которых «предметом обработки» является не мертвая материя, не металл или камень, а сам человек, его тело или душа, его здоровье или его сознание. К ним относятся профессии врача, педагога, журналиста. Среди такого рода профессий выделяется профессия социальная политика, т.к. она связана с воздействием на миллионы людей, причем это воздействие затрагивает все аспекты человеческого существования, как материальные, так и духовные. Речь идет о этических принципах, составляющих специфическую основу профессиональной деятельности. кодекс политика не прилагается к политической деятельности извне, связан с нею, образуя своего рода профессиональные правила игры, или кодекс профессиональной чести. Корпорация политиков не замыкается в себе и не полагает, что корпорация политиков не замыкается в себе и не живет только для себя, но выполняют специфическую общественную функцию, о которой общество вправе судить, насколько качественно она выполняется и каков ее конечный общественный продукт.
Традиционная этика социальной политики – это этика авторитарно-патриархальной заботы. Такая этика предполагает «невмешательство во внутренние дела» со стороны соседей – образ автономно управляемого дома, для которого существование внешнего мира – факт случайный, принимаемый во внимание только в чрезвычайных обстоятельствах. В отличии от традиционного носителя наследственной авторитарно-патриархальной власти современный политик – это предприниматель, который не владеет властью по праву рождения, а вынужден непрерывно производить власть в условиях ожесточенной конкуренции. Современная этика социальной политики – это предпринимательская этика, ориентированная на конкурентную среду и связанная с готовностью «вступать в игру», вместо того, чтобы сторониться или запрещать ее, рассматривая власть как свою монопольную собственность.
Этика «честной игры» – вот модель, на которой может быть раскрыто содержание этического аспекта социальной политики. Она включает несколько принципов:
Игра должна быть открытой, т.е. правом на участие в ней пользуется к5аждый, независимо от своего социального происхождения и статуса.
Игра должна быть подлинной, т.е. предполагать равенство шансов (стартовых условий).
Включать ясные и обязательные для всех правила, нарушение которых эффективно наказуется.
Профессиональная этика социального политика, его профессиональная честность означает не моральную аутентичность и озабоченность вообще, а готовность следовать перечисленным принципам подлинной игры. Эта этика предполагает согласие политика с тем, что власть не является его личной собственностью или наследственным капиталом, а представляет ставку в игре, участником которой он является наряду с другими.
Социальный политик может быть добрым или злым, прямодушным или лукавым, щедрым или скупым, сострадательным или жестокосердным – все эти качества прямого отношения к профессиональной этике социальной политики не имеют, т.к. ее критерии касаются в первую очередь того, что отличает конкурентное поведение от монополистического, производство власти в условиях предпринимательского риска от пользования властью как собственностью.
Если социальный политик ведет себя как рыночный «производитель власти», не боящийся конкуренции, не чинящий препятствия другим участникам, соблюдающий правила игры и уважающий прерогативы избирателя как высшего арбитра, мы можем говорить о его профессиональной честности.
Ошибки имеют свою объективную стоимость для общества и его членов. Социально-политические решения, принимаемые в условиях политической конкуренции, несравненно богаче в информационном отношении, учитываю более широкий круг факторов. В этом смысле профессиональная этика социального политика имеет моральное измерение в привычном смысле этого слова, т.е. соотносится с общественным благом (с условиями максимализации общественного блага). Теория конкурентной политической морали не предполагает вмешательство во внутренний мир политических деятелей, не требует особых идеологических или иных предварительных условий и свободна от догматического морализаторства или идеологического толка.
Этика ответственности: высочайший профессиональный активизм, источником которого является беспокойство исторического незнания, и отсутствие вечного алиби. В цивилизованном обществе погоня за успехом ведется в контексте имеющего продолжение диалога с партнером; каждый член общества должен определиться таким образом, чтобы это в большей мере способствовало развитию будущих отношений и расширению масштабов партнерства. Политическая бесцеремонность, если даже за нею не стоят особые миропотрясательные цели и замыслы, имеют свою логику, ведущую к политическим катастрофам.
Социальный политик должен оставаться предпринимателем – активным поставщиком новых социально-политических идей и решений. Всякого политика, испытавшего искус власти, соблазняет перспектива стать политическим рантье – жить на проценты от уже вложенного политического капитала, избегая риска новых предпринимательских акций. На этом пути социальную политику ожидает полное моральное перерождение, и подмена продуктивной этики этикой политических менял, к выгоде торгующих национальными интересами.
Социальный политик не должен стремиться заменить честную политическую конкуренцию властной монополией, закрывающей дорогу новым претендентам. Этика социальной политики обязывает определять победителей не до начала игры, а в процессе ее, причем правила должны быть справедливыми, а судьи – беспристрастными.
Обозначим этические аспекты социальной политики, вытекающие из вышеизложенного: