Реферат Роль судов в демократическом государстве

В 10-й статье Конституции Российской Федерации закреплен важнейший принцип организации власти в демократическом государстве — принцип разделения властей на три самостоятельные ветви: законодательную, исполнительную в судебную.

Как известно, концепция разделения властей была выдвинута одним из ярких представителей французского Просвещения, выдающимся юристом я политическим мыслителем Шарлем Луи Монтескье (1689—1755) в целях предупреждения злоупотребления властью и создания условий, при которых «различные власти могли бы взаимно сдерживать друг друга.

Разделение властей имеет как политические, так и естественные предпосылки. Политическое обоснование разделения властей состоит в опасности концентрации власти одним органом, в необходимости контроля трех независимых властей друг над другом. Естественные предпосылки необходимы для принятия законов, их исполнения, осуществления правосудия. Так, законодательный орган (Федеральное Собрание) принимает законы. Исполнительный орган (Правительство РФ) осуществляет исполнение законов. Суды (Конституционный Суд, суды общей юрисдикции, арбитражные суды) рассматривают конкретные дела, сторонами которых являются другие федеральные органы государственной власти и граждане.

Судебная власть — это самостоятельная и независимая сфера публичной власти, характеризуемая следующими признаками: исключительностью; самостоятельностью и независимостью; осуществляется посредством судопроизводства; процессуальным порядком реализации судебных действий, решений и документов, определенным законом; обязательностью судебных решений; подзаконностью.

Проблему рационального устройства государственной власти и ее органов пытаются разрешать, пожалуй, столько времени, сколько существует государство как форма организации общества. Люди, размышлявшие над этой проблемой, уже давно, многие столетия тому назад, заметили, что концентрация государственной власти в чьих-то одних руках неизбежно ведет к отрицательным последствиям. Чем больше такая концентрация, тем выше вероятность произвола и злоупотреблений. Об этом свидетельствуют многовековой опыт человечества. Самые посвященные властители, в руках которых сосредоточивались неограниченно все нити власти, рано или поздно становились своенравными тиранами, признававшими только свой авторитет, попиравшими свободу и не считавшимися с неотъемлемыми правами человека. Такой опыт и подталкивал к поискам путей преодоления подобных негативных явлений.

Наиболее широкое признание получила и продолжает сохранять его вплоть до настоящего времени идея, в соответствии с которой, основные направления (ветви) государственной власти должны разделятся, и вверяться в «разные руки». Это будет мешать узурпаторским намерениям, а вместе с этим злоупотреблению властью и произволу. Чаще всего сторонники данной идеи (концепции) придерживаются мнения, что государственная власть в целом включает три направления (ветви) – законодательную, исполнительную и судебную. Сферы их организации должны быть четко разграничены, они не должны быть помехой друг другу. Разделение властей следовало бы каждую из них, ставило бы в определенные рамки и балансировало.

Термин «судебная власть» употребляется в разных значениях. Так, можно говорить, что судебная власть – это суд, систем соответствующих учреждений, тот или иной суд или все суды. Энциклопедический словарь определяет судебную власть как систему судебных органов государства, осуществляющих правосудие. В ряде случаев можно встретить рекомендации «обратиться к судебной власти» для защиты тех или иных интересов, разрешения спора и т. д. Глава 7 Конституции Российской Федерации, носящая название «Судебная власть», содержит статьи, определяющие не только компетенцию различных судов, но и основы устройства судебной системы, правовое положение судей, ряд принципов судебной деятельности.

Судебная власть – вид власти. Государственную власть осуществляют соответствующие органы. Власть – это не только те или иные учреждения, должностные лица, но и те функции, которые им принадлежат, и осуществление этих функций, их реализация. Смысл слова «власть» истолковывается в основном значении как «право, сила и воля над кем-либо, свобода действий и распоряжений, начальствования», «право и возможность распоряжаться, повелевать, управлять кем-либо, чем-либо», «могущество, господство, сила».

Анализируя понятие «судебная власть» К.Ф. Гуценко пишет: «Будет ошибкой сведение судебной власти к суду как государственному органу… властью является то, что данный орган может и в состоянии сделать. По существу, это полномочия, функция, но не исполнитель». В.И. Швецов считает, что, «исходя из семантики слова, «власть» следует понимать не как орган или систему органов, ее осуществляющих, а как право, основанную на законе возможность этих органов выполнять определенные действия и само выполнение этих действий».

Судебная власть — это предоставленные специальным органам государства — судам — полномочия по разрешению отнесенных к их компетенции вопросов, возникающих при применении права и реализация этих полномочий путем конституционного, гражданского, уголовного, административного и арбитражного судопроизводства с соблюдением процессуальных форм, создающих гарантию законности и справедливости принимаемых судами решений.

В правовом демократическом государстве действует правило, согласно которому как само государство, так и объединения граждан и отдельные свободные личности должны соотносить свои поступки с правом. Но столкновения их- интересов, различное понимание права неизбежны, что порождает правовые конфликты. Принятие законов представительными органами, исполнение этих законов исполнительной властью сами по себе не могут предотвратить такие конфликты и обеспечить неуклонное соблюдение права всеми его субъектами, т. е. обеспечить правопорядок. Эту задачу выполняют правоохранительные органы, и прежде всего суды — независимое звено государственной власти, которое своими специфическими средствами и специальным аппаратом защищает права и свободы людей, утверждает законность и справедливость. Правильное понимание соотношения функций права и судов весьма точно выражено принципом, утвердившимся в Великобритании: «право там, где средства его защиты».